Наши партнеры
Obivochka.ru - реставрация и перетяжка мебели на дому мытищи

Граф Нулин


ГРАФ НУЛИН

1825

Пора, пора! рога трубят;
Псари в охотничьих уборах
Чем свет уж на конях сидят,
Борзые прыгают на сворах.
Выходит барин на крыльцо,
Всё, подбочась, обозревает;
Его довольное лицо
Приятной важностью сияет.
Чекмень затянутый на нем,
Турецкий нож за кушаком,
За пазухой во фляжке ром,
И рог на бронзовой цепочке.
В ночном чепце, в одном платочке,
Глазами сонными жена
Сердито смотрит из окна
На сбор, на псарную тревогу.
Вот мужу подвели коня;
Он холку хвать и в стремя ногу,
Кричит жене: «Не жди меня!» —
И выезжает на дорогу.

В последних числах сентября
(Презренной прозой говоря)
В деревне скучно: грязь, ненастье,
Осенний ветер, мелкий снег
Да вой волков. Но то-то счастье
Охотнику! Не зная нег,
В отъезжем поле он гарцует,
Везде находит свой ночлег.
Бранится, мокнет и пирует
Опустошительный набег.

А что же делает супруга
Одна в отсутствии супруга?
Занятий мало ль есть у ней?
Грибы солить, кормить гусей,
Заказывать обед и ужин,
В анбар и в погреб заглянуть.
Хозяйки глаз повсюду нужен:
Он вмиг заметит что-нибудь.

К несчастью, героиня наша...
(Ах! я забыл ей имя дать.
Муж просто звал ее Наташа,
Но мы — мы будем называть
Наталья Павловна) к несчастью,
Наталья Павловна совсем
Своей хозяйственною частью
Не занималася, затем,
Что не в отеческом законе
Она воспитана была,
А в благородном пансионе
У эмигрантки Фальбала.

Она сидит перед окном;
Пред ней открыт четвертый том
Сентиментального романа:
Любовь Элизы и Армана,
Иль Переписка двух семей —
Роман классический, старинный,
Отменно длинный, длинный, длинный,
Нравоучительный и чинный,
Без романтических затей.

Наталья Павловна сначала
Его внимательно читала,
Но скоро как-то развлеклась
Перед окном возникшей дракой
Козла с дворовою собакой
И ею тихо занялась.
Кругом мальчишки хохотали.
Меж тем печально, под окном,
Индейки с криком выступали
Вослед за мокрым петухом;
Три утки полоскались в луже;
Шла баба через грязный двор
Белье повесить на забор;
Погода становилась хуже:
Казалось, снег идти хотел...
Вдруг колокольчик зазвенел.

Кто долго жил в глуши печальной,
Друзья, тот верно знает сам,
Как сильно колокольчик дальный
Порой волнует сердце нам.
Не друг ли едет запоздалый,
Товарищ юности удалой?..
Уж не она ли?.. Боже мой!
Вот ближе, ближе. Сердце бьется.
Но мимо, мимо звук несется,
Слабей... и смолкнул за горой.

Наталья Павловна к балкону
Бежит, обрадована звону,
Глядит и видит: за рекой,
У мельницы, коляска скачет,
Вот на мосту — к нам точно... нет,
Поворотила влево. Вслед
Она глядит и чуть не плачет.

Но вдруг... о радость! косогор;
Коляска на бок. — «Филька, Васька!
Кто там? скорей! Вон там коляска:
Сейчас везти ее на двор
И барина просить обедать!
Да жив ли он?.. беги проведать:
Скорей, скорей!»

Слуга бежит.
Наталья Павловна спешит
Взбить пышный локон, шаль накинуть,
Задернуть завес, стул подвинуть,
И ждет. «Да скоро ль, мой творец!»
Вот едут, едут наконец.
Забрызганный в дороге дальной,
Опасно раненый, печальный
Кой-как тащится экипаж;
Вслед барин молодой хромает;
Слуга-француз не унывает
И говорит: «Allons, courage!» <См. перевод 1>
Вот у крыльца; вот в сени входят,
Покамест барину теперь
Покой особенный отводят
И настежь отворяют дверь,
Пока Picard шумит, хлопочет,
И барин одеваться хочет,
Сказать ли вам, кто он таков?
Граф Нулин, из чужих краев,
Где промотал он в вихре моды
Свои грядущие доходы.
Себя казать, как чудный зверь,
В Петрополь едет он теперь
С запасом фраков и жилетов,
Шляп, вееров, плащей, корсетов,
Булавок, запонок, лорнетов,
Цветных платков, чулков àjour, <См. перевод 2>
С ужасной книжкою Гизота,
С тетрадью злых карикатур,
С романом новым Вальтер-Скотта,
С bons-mots <См. перевод 3> парижского двора,
С последней песней Беранжера,
С мотивами Россини, Пера,
Et cetera, et cetera. <См. перевод 4>

Уж стол накрыт; давно пора;
Хозяйка ждет нетерпеливо;
Дверь отворилась, входит граф;
Наталья Павловна, привстав,
Осведомляется учтиво,
Каков он? что нога его?
Граф отвечает: ничего.
Идут за стол; вот он садится,
К ней подвигает свой прибор
И начинает разговор:
Святую Русь бранит, дивится,
Как можно жить в ее снегах,
Жалеет о Париже страх.
«А что театр?» — «О! сиротеет,
C'est bien mauvais, çа fait pitié. <См. перевод 5>
Тальма совсем оглох, слабеет,
И мамзель Марс, увы! стареет.
Зато Потье, le grand Potier! <См. перевод 6>

Он славу прежнюю в народе
Доныне поддержал один».
— «Какой писатель нынче в моде?»
— «Всё d'Arlincourt и Ламартин».
— «У нас им также подражают».
— «Нет! право? так у нас умы
Уж развиваться начинают.
Дай бог, чтоб просветились мы!»
— «Как тальи носят?» — «Очень низко.
Почти до... вот по этих пор.
Позвольте видеть ваш убор;
Так... рюши, банты, здесь узор;
Всё это к моде очень близко».
— «Мы получаем Телеграф».
— «Ага! хотите ли послушать
Прелестный водевиль?» И граф
Поет. «Да, граф, извольте ж кушать».
— «Я сыт и так...»
Из-за стола
Встают. Хозяйка молодая
Черезвычайно весела;
Граф, о Париже забывая,
Дивится, как она мила.
Проходит вечер неприметно;
Граф сам не свой: хозяйки взор
То выражается приветно,
То вдруг потуплен безответно.
Глядишь — и полночь вдруг на двор.
Давно храпит слуга в передней,
Давно поет петух соседний,
В чугунну доску сторож бьет,
В гостиной свечки догорели.
Наталья Павловна встает:
«Пора, прощайте! ждут постели.
Приятный сон!..» С досадой встав,
Полувлюбленный нежный граф
Целует руку ей. И что же?
Куда кокетство не ведет?
Проказница — прости ей, боже! —
Тихонько графу руку жмет.

Наталья Павловна раздета;
Стоит Параша перед ней.
Друзья мои! Параша эта
Наперсница ее затей:
Шьет, моет, вести переносит,
Изношенных капотов просит,
Порою с барином шалит,
Порой на барина кричит
И лжет пред барыней отважно.
Теперь она толкует важно
О графе, о делах его,
Не пропускает ничего —
Бог весть, разведать как успела.
Но госпожа ей наконец
Сказала: «Полно, надоела!»
Спросила кофту и чепец,
Легла и выйти вон велела.

Своим французом между тем
И граф раздет уже совсем.
Ложится он, сигару просит,
Monsieur Picard ему приносит
Графин, серебряный стакан,
Сигару, бронзовый светильник,
Щипцы с пружиною, будильник
И неразрезанный роман.

В постеле лежа, Вальтер-Скотта
Глазами пробегает он.
Но граф душевно развлечен:
Неугомонная забота
Его тревожит; мыслит он:
«Неужто вправду я влюблен?
Что, если можно?.. вот забавно;
Однако ж это было б славно;
Я, кажется, хозяйке мил» —
И Нулин свечку погасил.

Несносный жар его объемлет,
Не спится графу — бес не дремлет
И дразнит грешною мечтой
В нем чувства. Пылкий наш герой
Воображает очень живо
Хозяйки взор красноречивый,
Довольно круглый, полный стан,
Приятный голос, прямо женский,
Лица румянец деревенский —
Здоровье краше всех румян.
Он помнит кончик ножки нежной,
Он помнит: точно, точно так,
Она ему рукой небрежной
Пожала руку; он дурак,
Он должен бы остаться с нею,
Ловить минутную затею.
Но время не ушло: теперь
Отворена, конечно, дверь —
И тотчас, на плеча накинув
Свой пестрый шелковый халат
И стул в потемках опрокинув,
В надежде сладостных наград,
К Лукреции Тарквиний новый
Отправился, на всё готовый.

Так иногда лукавый кот,
Жеманный баловень служанки,
За мышью крадется с лежанки:
Украдкой, медленно идет,
Полузажмурясь подступает,
Свернется в ком, хвостом играет,
Разинет когти хитрых лап
И вдруг бедняжку цап-царап.

Влюбленный граф в потемках бродит,
Дорогу ощупью находит,
Желаньем пламенным томим,
Едва дыханье переводит,
Трепещет, если пол под ним
Вдруг заскрыпит. Вот он подходит
К заветной двери и слегка
Жмет ручку медную замка;
Дверь тихо, тихо уступает;
Он смотрит: лампа чуть горит
И бледно спальню освещает;
Хозяйка мирно почивает
Иль притворяется, что спит.

Он входит, медлит, отступает —
И вдруг упал к ее ногам.
Она... Теперь, с их позволенья,
Прошу я петербургских дам
Представить ужас пробужденья
Натальи Павловны моей
И разрешить, что делать ей?

Она, открыв глаза большие,
Глядит на графа — наш герой
Ей сыплет чувства выписные
И дерзновенною рукой
Коснуться хочет одеяла,
Совсем смутив ее сначала...
Но тут опомнилась она,
И, гнева гордого полна,
А впрочем, может быть, и страха,
Она Тарквинию с размаха
Дает пощечину, да, да!
Пощечину, да ведь какую!

Сгорел граф Нулин от стыда,
Обиду проглотив такую;
Не знаю, чем бы кончил он,
Досадой страшною пылая,
Но шпиц косматый, вдруг залая,
Прервал Параши крепкий сон.
Услышав граф ее походку
И проклиная свой ночлег
И своенравную красотку,
В постыдный обратился бег.

Как он, хозяйка и Параша
Проводят остальную ночь,
Воображайте, воля ваша!
Я не намерен вам помочь.

Восстав поутру молчаливо,
Граф одевается лениво,
Отделкой розовых ногтей,
Зевая, занялся небрежно,
И галстук вяжет неприлежно,
И мокрой щеткою своей
Не гладит стриженых кудрей.
О чем он думает, не знаю;
Но вот его позвали к чаю.
Что делать? Граф, преодолев
Неловкий стыд и тайный гнев,
Идет.
Проказница младая,
Насмешливый потупя взор
И губки алые кусая,
Заводит скромно разговор
О том, о сем. Сперва смущенный,
Но постепенно ободренный,
С улыбкой отвечает он.
Получаса не проходило,
Уж он и шутит очень мило,
И чуть ли снова не влюблен.
Вдруг шум в передней. Входят. Кто же?
«Наташа, здравствуй».
— «Ах, мой боже!
Граф, вот мой муж. Душа моя,
Граф Нулин».
— «Рад сердечно я.
Какая скверная погода!
У кузницы я видел ваш
Совсем готовый экипаж.
Наташа! там у огорода
Мы затравили русака...
Эй, водки! Граф, прошу отведать:
Прислали нам издалека.
Вы с нами будете обедать!»
— «Не знаю, право, я спешу».
— «И полно, граф, я вас прошу.
Жена и я, гостям мы рады.
Нет, граф, останьтесь!»
Но с досады
И все надежды потеряв,
Упрямится печальный граф.
Уж подкрепив себя стаканом,
Пикар кряхтит за чемоданом.
Уже к коляске двое слуг
Несут привинчивать сундук.
К крыльцу подвезена коляска,
Пикар всё скоро уложил,
И граф уехал... Тем и сказка
Могла бы кончиться, друзья;
Но слова два прибавлю я.

Когда коляска ускакала,
Жена всё мужу рассказала
И подвиг графа моего
Всему соседству описала.
Но кто же более всего
С Натальей Павловной смеялся?
Не угадать вам. — Почему ж?
Муж? — Как не так. Совсем не муж.
Он очень этим оскорблялся,
Он говорил, что граф дурак,
Молокосос; что если так,
То графа он визжать заставит,
Что псами он его затравит.
Смеялся Лидин, их сосед,
Помещик двадцати трех лет.

Теперь мы можем справедливо
Сказать, что в наши времена
Супругу верная жена,
Друзья мои, совсем не диво.

Переводы иноязычных текстов

  1. Ну, смелей! (Франц.)

  2. прозрачных (ажурных). (Франц.)

  3. остротами. (Франц.)

  4. И так далее, и так далее. (Латинск.)

  5. Очень плохо, просто жалость. (Франц.)

  6. великий Потье. (Франц.)

Примечания

  1. Эта стихотворная повесть была написана 13 и 14 декабря 1825 г. и первоначально называлась "Новый Тарквиний". Первые 30 стихов (кончая стихом "Опустошительный набег") напечатаны в "Московском вестнике", 1827, № IV, а полностью поэма опубликована в "Северных цветах" на 1828 год. В декабре 1828 г. "Граф Нулин" и "Бал" Баратынского вышли вместе отдельной книжкой под общим названием "Две повести в стихах". О поводе, натолкнувшем Пушкина на этот сюжет, Пушкин написал особую заметку (см. т. VII). По легенде, изгнание царей из Рима и основание республики вызвано тем, что сын последнего царя Тарквиния Гордого Секст Тарквиний совершил насилие над супругой Коллатина Лукрецией. Обесчещенная им Лукреция рассказала всё мужу и убила себя. Коллатин и друг его Люций-Юний Брут подняли восстание. Пушкин, по прочтении поэмы Шекспира на этот сюжет, решил его пародировать, превратив свою пародию в картину помещичьего русского быта и выведя в качестве "нового Тарквиния" легкомысленного графа Нулина. Повесть Пушкина вызвала жестокие нападения критики, особенно со стороны Надеждина. Об этом Пушкин писал в "Опровержении на критики", 1830 (см. т. VII).

  2. «С ужасной книжкою Гизота». — Историк Гизо (1787 — 1874) в 20-е годы выступал в качестве публициста, доказывая историческую оправданность революции и обреченность абсолютистского режима. Пушкин имеет в виду одну из его книг 1821 — 1823 годов, вероятнее всего «Опыт истории Франции» (1823).

  3. «С последней песней Беранжера». — Беранже (1780 — 1857), автор популярнейших песен, в 20-х годах часто выступал с оппозиционными куплетами, направленными против правительства Бурбонов («Старый сержант», «Поэт при дворе» и др.). Граф Нулин собирал всё сенсационное: острословие королей наряду с резкими революционными произведениями.

  4. «С мотивами Россини, Пера» — мотивами новых опер Россини (1792 — 1868) и Фердинандо Паэра (1771 — 1838).Тот и другой итальянские композиторы жили в эти годы во Франции, где пользовались огромным успехом.

  5. Тальма (1763 — 1826) — знаменитый французский трагический актер.

  6. «И мамзель Марс, увы! стареет».—Марс (1779— 1847) — знаменитая комическая актриса; еще продолжала выступать в ролях молодых героинь, несмотря на 46-летний возраст.

  7. Потье, Шарль (1775 — 1838) — французский комический актер, выступавший в театре Варьете и других парижских «бульварных» театрах; пользовался большим успехом в водевилях и легких комедиях.

  8. «Всё d'Arlincourt и Ламартин». — Дарленкур (1789 — 1856), французский романист. Его псевдоисторические романы из средних веков «Ренегат», «Одинокий» и др., написанные в духе романов Радклиф, с таинственными и невероятными приключениями героев, были в большой моде в широких кругах читателей, хотя и вызывали насмешки в более серьезных кругах. Ламартин (1790 — 1869), известный поэт-романтик, автор «Поэтических размышлений», в 20-х годах XIX века пользовался успехом не только у знатоков и любителей поэзии но и у широкой публики.

  9. Телеграф — «Московский телеграф», журнал Н. Полевого; к нему прилагались изображения мод в красках.

Из ранних редакций

В первоначальной редакции, носившей название «Новый Тарквиний», имеются стихи, устраненные из окончательного текста:

После стиха «У эмигрантки Фальбала»:

(Той, что мадамою была
При маленьком Наполеоне).

После стиха «Отменно длинный, длинный, длинный»:

Отрада девушки невинной,
Покойной тетушки моей.

После стиха «И настежь отворяют дверь»:

Уж ободрясь вина стаканом,
Кряхтит Пикар над чемоданом,
Уж из передней двое слуг
Несут отвинченный сундук.
Пока весь дом кругом хлопочет,
и т. д.

Вместо стиха «Изношенных капотов просит» и трех следующих:

Соседок завсегда бранит,
Порой за слуг опальных просит,
Но чаще на весь дом ворчит,
При нужде с барином кричит
И лжет за барыню отважно.

После стиха «Не спится графу - бес не дремлет»:

Вертится Нулин - грешный жар
Его сильней, сильней объемлет,
Он весь кипит, как самовар,
Пока не отвернула крана
Хозяйка нежною рукой,
Иль как отверстие волкана,
Или как море под грозой,
Или... сравнений под рукой
У нас довольно, - но сравнений
Боится мой смиренный гений:
Живей без них рассказ простой.
В потемках пылкий наш герой
Теперь воображает живо
Хозяйки взор красноречивый
и т. д.

После стиха «Отправился, на всё готовый»:

Граф местной памяти орган
Имел по Галевой примете,
Он в темноте, как и при свете,
Нашел бы дверь, окно, диван.
Он чуть дыханье переводит,
Желаньем пламенным томим
(Или боязнью). Пол под ним
Скрыпит. Украдкой он подходит
К безмолвной спальне. «Здесь она!
Ждет, нетерпения полна,
Ее склонить не будет трудно!..»
Глядит, однако ж это чудно:
Дверь заперта! Герой слегка
Жмет ручку медную замка
и т. д.

После стиха «Не гладит стриженых кудрей»:

К хозяйке как ему явиться,
Не покраснев? Что скажет ей?
Не лучше ль, мыслит, в путь пуститься?
Да не готово колесо.
Какая мука это всё!
За чьи грехи я погибаю?
Но вот его позвали к чаю
и т. д.

Галева примета - Галль Ф. И. (1758 - 1828) - анатом, основатель учения, вызывавшего споры при появлении, позднее решительно отвергнутого наукой, так называемой френологии, согласно которой интеллектуальные качества отражаются на развитии определенных мест головного мозга, а это в свою очередь определяет форму черепа. По особенностям строения черепа Галль пытался определить характер.

© 2000- NIV