Cлово "ПОЭМА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОЭМ, ПОЭМУ, ПОЭМЫ, ПОЭМЕ

Входимость: 142.
Входимость: 79.
Входимость: 71.
Входимость: 68.
Входимость: 64.
Входимость: 63.
Входимость: 59.
Входимость: 59.
Входимость: 59.
Входимость: 56.
Входимость: 54.
Входимость: 54.
Входимость: 47.
Входимость: 47.
Входимость: 47.
Входимость: 45.
Входимость: 44.
Входимость: 43.
Входимость: 43.
Входимость: 42.
Входимость: 41.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 142. Размер: 110кб.
Часть текста: с общими похвалами, но в этих похвалах было что-то робкое, нерешительное. В новой поэме Пушкина подозревали что-то великое, но не умели понять, в чем оно заключалось, и, как обыкновенно водится в таких случаях, расплывались в восклицаниях и не жалели знаков удивления. Так поступили журналисты; публика была прямодушнее и добросовестнее. Мы хорошо помним это время, помним, как многие были неприятно разочарованы "Цыганами" и говорили, что "Кавказский пленник" и "Бахчисарайский фонтан" гораздо выше новой поэмы. Это значило, что поэт вдруг перерос свою публику и одним орлиным взмахом очутился на высоте, недоступной для большинства. В то время как он уже сам беспощадно смеялся над первыми своими поэмами, его добродушные поклонники еще бредили Пленником, Черкешенкою, Заремою, Мариею, Гиреем, Братьями-разбойниками и только по какой-то робости похваливали "Цыган", или боясь скомпрометировать себя, как образованных судей изящного, или детски восхищаясь песнию Земфиры и сценою убийства. Явный знак, что Пушкин уже перестал быть выразителем ...
Входимость: 79. Размер: 97кб.
Часть текста: всей справедливости названо поэмою 1 . Оно заключает в себе описание героического подвига, движется пружинами сверхъестественными, разделено на песни и написано свежими, яркими красками. Однако поэма «Руслан и Людмила» не эпическая, не описательная и не дидактическая. Какая же она? Богатырская : в ней описываются богатыри Владимировы, и основание ее почерпнуто из старинных русских сказок; волшебная , ибо в ней действуют волшебники; шуточная , что доказывается следующими многочисленными из нее выписками: И, щипля ус от нетерпенья. В пирах никем не побежденный, Но воин скромный средь мечей. Бояре, задремав от меду, С поклоном убрались домой. И, важно подбочась, Фарлаф, Надувшись, ехал за Русланом. Едва не пляшет над седлом. То дразнишь бегуна лихого. Мое седое божество Ко мне пылало сильной страстью. Изменник! изверг! о, позор! Но трепещи, девичий вор! Но робкий всадник вверх ногами Свалился тяжко в грязный ров. Те, кои, правду возлюбя, На темном сердца дне читали, Конечно, знают про себя, Что если женщина в печали Сквозь слез, украдкой, как-нибудь, Назло привычке и рассудку, Забудет в зеркало взглянуть, То грустно ей уж не на шутку. Арапов длинный ряд идет ................................................. И на подушках осторожно Седую бороду несет; И входит с важностью за нею Горбатый карлик из дверей; Его-то голове обритой И острой шапкою покрытой Принадлежала борода. Уж он приближился; тогда Княжна с постели соскочила, Седого карлу за колпак Рукою быстрой ухватила, Дрожащий подняла кулак И в страхе завизжала так, Что всех как громом оглушила. Трепеща, скорчился бедняк... Не то — шутите вы со мною — Всех удавлю вас бородою. Щекотит ноздри копием, И, сморщась, голова зевнула, Глаза открыла и чихнула... ................................................. ....................с ресниц, с усов, С бровей слетела стая сов; Чихнуло эхо.......................... И в щеку тяжкой рукавицей С размаху...
Входимость: 71. Размер: 70кб.
Часть текста: поэта“ (в смысле, придаваемом этому слову Аполлоном Григорьевым, и в другом, позднейшем), в эпоху символистов он был „символистом“. Надеждин боролся с ним, как с пародизатором русской истории по поводу „Полтавы“, часть современной П. критики и Писарев — как с легкомысленным поэтом по поводу „Евгения Онегина“. Самая природа оценок, доходящая до того, что любое литературное поколение либо борется с П., либо зачисляет его в свои ряды по какому либо одному признаку, либо, наконец, пройдя в начале первый этап, кончает последним — предполагает особые основы для этого в самом его творчестве. Эволюционный диапазон П. нередко в понимании XIX века подменялся понятием широты и универсальности его жанров: лирики, эпоса, стиховой драмы, художественной прозы и журнальных жанров. Между тем, жанровая универсальность была общим признаком литературы 20-х годов. Понятие жанровой широты по отношению к П. оказывается менее существенным, нежели быстрая, даже катастрофическая эволюция его творчества: „Руслан и Людмила“ отделена от „Бориса Годунова“ всего пятью годами. Оба основных факта находят об’яснение в самых писательских методах П. У П. не было ученичества в том смысле, как оно было, напр., у Лермонтова. Интерес последних лет XIX в. и символистов к его так наз. „лицейским стихотворениям“ вполне оправдан, и если все же в конце концов преобладает мнение, выраженное Брюсовым, что „лицейские стихи“ представляют интерес более исторический и биографический, нежели художественный — это проистекает от неправомерного сопоставления лицейской лирики с позднейшею. П. никогда не отказывался от лицейских стихов. Будучи уже зрелым поэтом, работая над „Евгением Онегиным“ и „Борисом Годуновым“, в 1825 г. П. подготовляет к печати лицейские стихи. Подробный анализ этой позднейшей редакторской работы П. над его лицейской лирикой не произведен, ...
Входимость: 68. Размер: 72кб.
Часть текста: Одиннадцать томов MDCCCXXXVIII-MDCCCXLI СТАТЬЯ ШЕСТАЯ Поэмы: "Руслан и Людмила", "Кавказский пленник", "Бахчисарайский фонтан", "Братья-разбойники". Нельзя ни с чем сравнить восторга и негодования, возбужденных первою поэмою Пушкина - "Руслан и Людмила". Слишком немногим гениальным творениям удавалось производить столько шума, сколько произвела эта детская и нисколько не гениальная поэма. 355 Поборники нового увидели в ней колоссальное произведение, и долго после того величали они Пушкина забавным титлом певца Руслана и Людмилы . Представители другой крайности, слепые поклонники старины, почтенные колпаки, были оскорблены и приведены в ярость появлением "Руслана и Людмилы". Они увидели в ней все, чего в ней нет - чуть не безбожие, и не увидели в ней ничего из того, что именно есть в ней, то есть хороших, звучных стихов, ума, эстетического вкуса и, местами, проблесков поэзии. Перелистуйте от скуки журналы 1820 года, - и вы с трудом поверите, что все это писалось и читалось не более как каких-нибудь двадцать четыре года назад... И это относится не к одним порицательным, но и к хвалительным статьям, которыми наводнились журналы того времени вследствие появления "Руслана и Людмилы". Впрочем, подобное явление столько же понятно, сколько естественно и обыкновенно. Люди, которым не дано способности углубляться в сущность вещей, разделяются на староверов и на верхоглядов. Первые стоят за старое и следуют мудрому правилу: все старое хорошо, потому что оно - старое, а все новое дурно, потому что оно - новое ; вторые стоят за ...
Входимость: 64. Размер: 39кб.
Часть текста: размышления о черкесских нравах, обычаях, черкесском характере, Пушкин писал: «Черкесы очень недавно приняли магометанскую веру. Они были увлечены деятельным фанатизмом апостолов Корана ... Кавказ ожидает христианских миссионеров». В только что приведенном диалоге неистово-беспощадному, ни перед чем не останавливающемуся фанатизму Гасуба, взращенному в нем «апостолами Корана», воинственный дух которого Пушкин еще пятью годами ранее так замечательно постиг и передал в своих «Подражаниях Корану», противостоит проникнутый иной, по существу христианской моралью младший его сын. Естественно, что христианская настроенность Тазита вступила в резкое противоречие не только с нравом и понятиями Гасуба, но и со всей окружающей горской средой. Тем самым и конфликт сына с отцом являлся особенно ярким и трагическим выражением другого, более общего конфликта, который Пушкин и предполагал широко развернуть в дальнейшем. Про́клятый Гасубом и изгнанный им из родного дома, Тазит пытается обрести в горах другой дом, другую семью. Но отец любимой им и любящей его девушки, «угрюмый» старик, решительно отказывает отдать свою «орлицу» тому, кто не смеет «вступить в бой», кто «робок даже пред рабом», кто не способен отомстить за убийство брата. После отцовского проклятия это, конечно, явилось для Тазита вторым тягчайшим ударом. На этом написанный поэтом и перебеленный, хотя тоже не до конца доделанный им текст «Тазита» (последние восемь строк — отказ отца девушки — набросаны вообще только начерно) обрывается. Но в рабочих тетрадях Пушкина имеются три плана поэмы. Самый развернутый из них, второй, охватывающий все содержание задуманного произведения и потому позволяющий составить наибольшее представление о характере, масштабах и направленности творческого замысла поэта, состоит из следующих четырнадцати...

© 2000- NIV