Cлово "ПУШКИНСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПУШКИНСКОГО, ПУШКИНСКИХ, ПУШКИНСКОЙ, ПУШКИНСКОМ

Входимость: 52. Размер: 107кб.
Входимость: 46. Размер: 85кб.
Входимость: 39. Размер: 84кб.
Входимость: 38. Размер: 87кб.
Входимость: 35. Размер: 94кб.
Входимость: 34. Размер: 48кб.
Входимость: 32. Размер: 73кб.
Входимость: 31. Размер: 107кб.
Входимость: 30. Размер: 76кб.
Входимость: 27. Размер: 89кб.
Входимость: 25. Размер: 52кб.
Входимость: 25. Размер: 60кб.
Входимость: 24. Размер: 76кб.
Входимость: 23. Размер: 52кб.
Входимость: 22. Размер: 34кб.
Входимость: 22. Размер: 45кб.
Входимость: 22. Размер: 79кб.
Входимость: 21. Размер: 46кб.
Входимость: 21. Размер: 38кб.
Входимость: 21. Размер: 63кб.
Входимость: 20. Размер: 71кб.
Входимость: 20. Размер: 45кб.
Входимость: 20. Размер: 56кб.
Входимость: 20. Размер: 70кб.
Входимость: 20. Размер: 42кб.
Входимость: 19. Размер: 31кб.
Входимость: 18. Размер: 59кб.
Входимость: 18. Размер: 70кб.
Входимость: 18. Размер: 62кб.
Входимость: 18. Размер: 43кб.
Входимость: 17. Размер: 81кб.
Входимость: 17. Размер: 48кб.
Входимость: 17. Размер: 32кб.
Входимость: 16. Размер: 29кб.
Входимость: 15. Размер: 25кб.
Входимость: 15. Размер: 12кб.
Входимость: 15. Размер: 39кб.
Входимость: 15. Размер: 56кб.
Входимость: 15. Размер: 27кб.
Входимость: 15. Размер: 56кб.
Входимость: 15. Размер: 13кб.
Входимость: 14. Размер: 38кб.
Входимость: 14. Размер: 40кб.
Входимость: 14. Размер: 28кб.
Входимость: 14. Размер: 42кб.
Входимость: 14. Размер: 29кб.
Входимость: 13. Размер: 59кб.
Входимость: 13. Размер: 30кб.
Входимость: 13. Размер: 36кб.
Входимость: 13. Размер: 33кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 52. Размер: 107кб.
Часть текста: курсив мой. - А.Б.). Если таков общий закон, то какой смысл имеет разговор о цивилизующей роли России? Коли процесс будет самопроизвольным, то какое дело будет "гордому внуку славян" иль "ныне дикому тунгусу" до культуры вообще и до "слуха" о поэте, в частности? Вернемся в родные пенаты. В первом номере "Современника" Пушкин публикует "Путешествие в Арзрум". Тема "ныне диких" народов не может быть обойдена. В одном из авторских отступлений "путешественник" от-дает перо "государственному человеку": "Что делать с таковым народом?" Приведем это место по черновому варианту, более полному и бо-лее экспрессивному, чем беловой. Начало ответа идет в русле "само-произвольного" процесса: "Должно однако надеяться, что с приобрете-нием части восточного берега Черного моря черкесы, отрезанные от Турции..." Тут фраза оборвана (не дописано, что лишение торговли с Турцией "принудит их с нами сблизиться"). Оборвана потому, что автор торопится перейти к более важной для него мысли: "Есть средство бо-лее сильное, более нравственное, более сообразное с просвещением на-шего века, но этим средством Россия доныне небрежет: проповедание Евангелия. Терпимость сама по себе вещь очень хорошая, но разве апос-тольство с нею несовместимо? Разве истина дана для того, чтобы скры-вать ее под спудом? Мы окружены народами, пресмыкающимися во мраке детских заблуждений, и никто еще из нас не подумал препоясаться и ид-ти с миром и крестом к бедным братиям, доныне лишенным света истин-ного. Легче для нашей холодной лености в замену слова живого выливать мертвые буквы и посылать...
Входимость: 46. Размер: 85кб.
Часть текста: Один из первых отзывов, написанных после публикации повести, принадлежит В. Ф. Одоевскому и датируется приблизительно 26 декабря того же года. «Вы знаете все, что я об Вас думаю и к Вам чувствую, — пишет Одоевский Пушкину, — но вот критика не в художественном, но в читательском отношении: Пугачев слишком скоро после того как о нем в первый раз говорится, нападает на крепость; увеличение слухов не довольно растянуто — читатель не имеет времени побояться за жителей Белогорской крепости, когда она уже и взята». По-видимому, Одоевского поразила лаконичность повествования, неожиданность и быстрота сюжетных поворотов, композиционная динамичность, не свойственные, как правило, историческим произведениям того времени. Одоевский высоко оценил образ Савельича, назвав его «самым трагическим лицом». Пугачев, с его точки зрения, «чудесен; он нарисован мастерски. Швабрин набросан прекрасно, но только набросан; для зубов читателя трудно пережевать его переход из гвардии офицера в сообщники Пугачева. <...> Швабрин слишком умен и тонок, чтобы поверить в возможность успеха Пугачева, и недовольно страстен, чтобы из любви к Маше решиться на такое дело. Маша так долго в его власти, а он не пользуется этими минутами. Покаместь Швабрин для меня имеет много нравственно-чудесного; может быть, как прочту в третий раз, лучше пойму» ( Пушкин , т. 16, с. 195—196). Сохранились сочувственные положительные характеристики «Капитанской дочки», принадлежащие В. К. Кюхельбекеру, П. А. Катенину, П. А. Вяземскому, А. И. Тургеневу. К отзывам литературных соратников Пушкина примыкает и позднейший отклик писателя В. А. Соллогуба: «Есть произведение Пушкина, мало оцененное, мало замеченное, а в котором, однако, он выразил все свое знание, все свои художественные убеждения. Это история Пугачевского бунта. В руках Пушкина, с одной стороны, были сухие документы, тема готовая. С другой стороны, его воображению не могли не...
Входимость: 39. Размер: 84кб.
Часть текста: пьесы нет в дошедших до нас пушкинских планах. Все выглядит так, что как бы по капризу судьбы Пушкин захватил с собой в Болдино томик английских пьес, одну из которых - длинную и водянистую поэму Вильсона - он выделил, выхватил одну сцену, перевел ее и превратил в полноценную маленькую трагедию. "Незаконная комета" среди "расчисленных", т.е. давно задуманных и продуманных "светил" остальных маленьких трагедий, "Пир" как-то отпугивал, по общему признанию, обойден вниманием исследователей. На самом деле все не совсем так, о нем написано не меньше, чем о других драматических этюдах болдинского цикла, и "общее признание" отражает лишь то, что за частными наблюдениями не просматривается концепция, адекватная уровню пушкинского произведения. Можно выделить две основные вариации в трактовке "Пира". За исходную точку берется ситуация, заданная заголовком, т.е. в буквальном смысле пира во время самой настоящей чумы. Ситуация эта морально предосудительна и оставляет критику лишь две возможности: оправдания (вариация первая) или осуждения (вариация вторая) пирующих. Оправдательный тон задан был Белинским. По его мнению "основная мысль - оргия во время чумы, оргия отчаяния, тем более ужасная, чем более веселая <...> Песня председателя оргии в честь чумы - яркая картина гробового сладострастия, отчаянного веселья; в ней слышится даже вдохновение несчастия и, может быть, преступления сильной натуры[6]. Этот вот мотив порыва сильной натуры богоборческого типа, отбрасывающей моральные нормы во имя свободы, окажется ведущим в советский период. Любопытна его "аранжировка" режиссером телесериала "Маленькие трагедии". Как пишет автор монографии о фильмах М.Швейцера, "всем существом своего замысла и всей логикой выстроенного им повествования" режиссер...
Входимость: 38. Размер: 87кб.
Часть текста: двух враждовавших между собой направлений. Одним был витийственный классицизм, когда-то возглавлявшийся Державиным, а теперь защищаемый его эпигонами, сгруппировавшимися вокруг «Беседы любителей русского слова» ( см .). Ему противостояло новое лит-ое течение, включавшее в себя как представителей «легкого» классицизма (poésie légère), виднейшим вождем к-рого был Батюшков, так и возглавляемых Жуковским сентименталистов. Противоречия между этими школами были остры и непримиримы: если классики старого типа стремились к развитию русской поэзии в тесных границах высокого «витийственного» стиля, то сторонники новых течений отстаивали иные, более «низкие» темы и жанры. Эта борьба не была чисто лит-ой, — в ней отразились противоречия двух различных прослоек господствующего класса — крепостнической «вельможной» верхушки и дворянства, затронутого процессом капитализации и потому либерального. П. быстро определил свою позицию в этой борьбе крепостников и либералов: его симпатии с самого начала были отданы тем, кто боролся за расширение и обогащение поэтической тематики, за теснейшую связь ее с настроениями широких слоев тогдашнего дворянского общества, за выработку нового лит-ого языка. Им при этом была отдана дань высокому классицизму: в манере витийственной традиции выдержаны напр. «Воспоминания в Царском селе» [1814], так восхитившие Державина. Это стихотворение полно условных приемов, к-рых требовали обветшалые каноны придворно-аристократической оды. Патриотический «восторг» по адресу мудрых царей и храбрых полководцев сочетался в этом произведении с шовинистическими угрозами по адресу врагов дворянского государства. Но П. недолго творил в духе этой традиции. Сохраняя уважение к «вечным труженикам» русской лит-ры XVIII в. (напр. к Тредьяковскому), он стал непримиримо бороться с Сумароковым,...
Входимость: 35. Размер: 94кб.
Часть текста: и хорош. Его тривиальность означает лишь то, что хвала добродетелям своим и сейчас настораживает обыкновенного человека не менее сильно, чем во время оно. С тривиальностью, однако, дело обстоит не совсем просто. Речь в анекдоте идет не о пустом бахвальстве. Вопрошается о человеке достойном, чьи заслуги несомненны, а слово о себе действительно "правдиво". Представим себе, что мудреца спросили о Пушкине и его "Памятнике". Есть поэтические произведения, анализ которых требует иной, отличной от привычных, формы изложения. Вслед за О.Мандельштамом такую форму можно назвать "Разговором". Вынужденность обращения к нетрадиционной форме диктуется ощущением пушкинской оды как спутанного клубка внутренних линий, не размотав которого нельзя выйти за пределы школьного уровня понимания. Все это понятно в приложении к "Комедии" Данте, но может показаться резким преувеличением, если речь идет о пушкинском "Памятнике". Оно не будет таковым, если учесть, что, помимо общеизвестности, помимо массы материала о нем в виде специальных статей и разделов в книгах о поэзии Пушкина, этому стихотворению посвящена отдельная монография, далеко не исчерпавшая поставленной задачи. Другими словами, общеизвестности, свидетельствующей о легкости, естественности восприятия "Памятника", противостоит впечатление литераторов и писателей, на своем опыте прочтения убедившихся в призрачности этой легкости и доступности. Если раздвинуть завесу восторженных славословий по поводу этого произведения, то обнаруживается, что оно было и остается до сих пор трудным для понимания. Первым камнем преткновения и оказывается момент нравственной уязвимости "правдивого слова о своих достоинствах". Наш современник, авторитетный писатель, по ходу своих задач столкнувшийся с необходимостью разобраться в пушкинском "Памятнике", не стал...

© 2000- NIV