Cлово "КНИГА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КНИГ, КНИГИ, КНИГУ, КНИГЕ

Входимость: 54.
Входимость: 44.
Входимость: 38.
Входимость: 32.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 54. Размер: 24кб.
Часть текста: писателя, не установив времени и обстоятельств этого знакомства, мы никогда не сможем точно представить себе, каков был удельный вес их в общей массе воспринятого Пушкиным литературного наследия прошлого, не сможем представить, как осваивались они в индивидуальном поэтическом сознании Пушкина. А не ответив на эти вопросы, мы неизбежно рискуем остаться в рамках вневременных и внепространственных параллелей и сближений, которыми так богата пушкинская историография и научное значение которых обратно пропорционально их количеству. Данные, которые дает нам на этот счет личная библиотека Пушкина, конечно только частично помогают разобраться в этом вопросе. Само собой разумеется, что круг чтения Пушкина был шире, богаче, обильнее. Но в сопоставлении с другими материалами, содержащимися как в писаниях самого Пушкина, так и в свидетельствах современников, они играют все же вовсе не маловажную роль в этом отношении. Судьба личной библиотеки Пушкина и ее состав до сих пор однако оставались не ясны, несмотря на наличие библиографического описания пушкинской библиотеки, сделанного Б. Л. Модзалевским 1 . Как известно, после приобретения библиотеки Пушкина в 1906 г. в собственность государства для Пушкинского Дома Академии Наук, где она теперь и хранится (ныне ИРЛИ), Б. Л. Модзалевский произвел кропотливый и долгий труд по ее описанию и в предисловии к своей работе между прочим отметил следующее: «Если бы даже и включить в каталог библиотеки Пушкина список книг, несомненно бывших у него, но теперь в библиотеке не находящихся, то конечно и такой «исправленный и дополненный» каталог не представил бы нам всего, что имел когда-то Пушкин в своей библиотеке. С другой стороны, даже при наличии той или иной книги в каталоге нельзя сказать с полной достоверностью, что она принадлежала безусловно к составу библиотеки поэта (если конечно не носит ясных, положительных...
Входимость: 44. Размер: 59кб.
Часть текста: Аладьина . — 1 1. АЛАДЬИН, Егор [Васильевич]. Сочинения и переводы в прозе Егора Аладьина. Часть первая. Иждивением книгопродавца Непейцына. Санктпетербург, в типографии Карла Крайя. 1832. Малая 8°, 8 нен. + 276 стр. 278. Басни Алипанова . — 1. 2. АЛИПАНОВ, Егор [Игнатьевич]. Басни крестьянина Егора Алипанова. Санкт-Петербург. В типографии Императорской Российской Академии. 1832. 8°, 6 нен. + 121 + 1 нен. стр. 205. Анекдот о Емельке Пугачеве . — 1. 3. АНЕКДОТЫ о бунтовщике и самозванце Емельке Пугачеве. Москва, 1809. В вольной типографии Федора Любия. Малая 8°, гравированный портрет Е. Пугачева с эпиграфом из Сумарокова + 4 нен. + 80 стр. Этой книгой Пушкин пользовался во время работы над своей «Историей Пугачева». 262. Золотой осел . — 2. 4. АПУЛЕЙ, Луций. Луция Апулея платонической секты философа превращение, или золотой осел. Перевел с латинского Императорского Московского Университета баккалавр Ермил Костров. В Москве. В Университетской типографии у Н. Новикова, 1780—178) гг. Малая 8°, 2 т.; часть I — 223 + 1 нен. стр.; часть II — 353 + 1 нен. стр. 297. Атлас Российской , состоящий из девятнадцати специальных карт . 1745 г. — 1. 5. АТЛАС Российской, состоящий из девятнадцати специальных карт, представляющих Всероссийскую Империю с пограничными землями, сочиненной по правилам географическим и новейшим обсервациям, с приложенною при том генеральною картою великия сея Империи, старанием и трудами Императорской Академии Наук. В Санктпетербурге 1745 г. f°, 21 лист; см. «Каталог изданий Императорской Академии Наук», часть II, П., 1915, стр. 4, № 25. 354. Беседа к глаголаему старообрядцу . — 1. 6. БЕСЕДЫ к глаголаемому старообрядцу. Москва. В Синодальной типографии, 1835 года. 12°, 4...
Входимость: 38. Размер: 94кб.
Часть текста: я купил тогда дешевую коляску и с одним слугою отправился в путь. Не знаю, кто из нас, Иван или я, согрешил перед выездом, но путешествие наше было неблагополучно. Проклятая коляска требовала поминутно починки. Кузнецы меня притесняли, рытвины и местами деревянная мостовая совершенно измучили. Целые шесть дней тащился я по несносной дороге и приехал в Петербург полумертвый. Мои приятели смеялись над моей изнеженностию, но я не имею и притязаний на фельдъегерское геройство и, по зимнему пути возвратясь в Москву, с той поры уже никуда не выезжал. Вообще дороги в России (благодаря пространству) хороши и были бы еще лучше, если бы губернаторы менее об них заботились. Например: дерн есть уже природная мостовая; зачем его сдирать и заменять наносной землею, которая при первом дождике обращается в слякоть? Поправка дорог, одна из самых тягостных повинностей, не приносит почти никакой пользы и есть большею частью предлог к утеснению и взяткам. Возьмите первого мужика, хотя крошечку смышленого, и заставьте его провести новую дорогу: он начнет, вероятно, с того, что пророет два параллельные рва для стечения дождевой воды. Лет 40 тому назад один воевода, вместо рвов, поделал парапеты, так что дороги сделались ящиками для грязи. Летом дороги прекрасны; но весной и осенью путешественники принуждены ездить по пашням и полям, потому что экипажи вязнут и тонут на большой дороге, между тем как пешеходы, гуляя по парапетам, благословляют память мудрого воеводы. Таких воевод на Руси весьма довольно. Великолепное московское шоссе начато по повелению императора Александра; дилижансы учреждены обществом частных людей. Так должно быть и во всем: правительство открывает дорогу, частные люди находят удобнейшие способы ею пользоваться. Не могу не заметить, что со времен восшествия на престол дома Романовых у нас правительство всегда впереди на поприще образованности и просвещения. Народ следует за ним...
Входимость: 32. Размер: 76кб.
Часть текста: время как монографии о великих писателях Запада исчисляются десятками, наша литературная наука за огромный, столетний период, отделяющий нас от смерти Пушкина, не смогла создать цельной, синтетической и вместе с тем научно значимой книги о жизни и творчестве величайшего представителя нашей литературы. Одна из задач данной статьи показать, с одной стороны, что этот зияющий пробел не случаен, с другой, что в настоящее время сложились все необходимые условия и предпосылки для его заполнения. Первым биографом Пушкина был сам Пушкин. Уже в самом начале своего жизненного и творческого пути он, почти сейчас же вслед за написанием «Кавказского пленника», приступил в 1821 г. к составлению своей «биографии», «избрав себя лицом, около которого» он хотел «собрать другие», по его скромным словам, «более достойные замечания». Эта биография — мемуары, над которой он трудился в течение нескольких лет, была, к величайшему сожалению, сожжена им в конце 1825 г., после разгрома декабристов, из опасения, что она может попасть в руки правительства и «умножить число жертв, замешав имена многих». Брался Пушкин за составление своей биографии и еще несколько раз, но дальше описания истории своего рода, в которой он с удивительным бесстрашием, вызвавшим возмущение и протесты близких, рассказывает о самых потаенных чертах и поступках своих предков-крепостников, дело не пошло. Первая небольшая биография Пушкина появилась в «Современнике» 1838 г. (т. X) и принадлежит перу одного из близких друзей поэта, П. А. Плетнева. Качество «бесстрашия» меньше всего было присуще последнему. Писать ему пришлось по слишком горячим, порою прямо обжигающим следам. Прошел всего год с небольшим после гибели Пушкина, так всколыхнувшей общественное мнение и...
Входимость: 28. Размер: 34кб.
Часть текста: Пугачевского бунта». Авраам Сергеевич Норов (род. l октября 1795 – ум. 23 января 1869), поэт и писатель; в молодости служил в военной службе, участвовал в войне 1812 г., причем в сражении под Бородиным ему оторвало левую ногу; в 1821 г. совершил первое путешествие по Европе, а в октябре 1834 г. отправился в путешествие по Египту и Нубии, затем – по Палестине; описания своих поездок издал отдельными книгами, переиздав их затем в 1853–1854 гг. в пяти томах; 23 ноября 1840 г. был выбран членом Российской Академии, а 1 ноября 1851 г. избран был ординарным академиком по Отделению русского языка и словесности Академии Наук; с 11 апреля 1853 по 23 марта 1858 г. состоял министром народного просвещения, а затем был назначен членом Государственного Совета (см. «Дневник» Пушкина, под ред. Б. Л. Модзалевского, П. 1923, стр. 250–251, и «Литературное Наследство», № 4–6, стр. 262). Точное время знакомства Норова с Пушкиным неизвестно; вероятно, оно произошло вскоре после возвращения Пушкина из ссылки и приезда его в Петербург в 1827 г. (см. выше в т. II, стр. 269); к этому же времени относится рецензия Пушкина на альманах «Северная Лира на 1827 год», в которой Норов поместил отрывок из дидактической поэмы «Земля» и два неуклюжих перевода из Данта: «Франческа Римини» (Inferno, V, 73–138) и «Жизнь древних флорентийцев» (Paradiso, XV, 97–126); Пушкин отметил, что «г. Абраму Норову не должно бы переводить Данта»; этого отзыва Норов не узнал, так как рецензия поэта не была ни тогда, ни позже напечатана (см. статью П. Е. Щеголева в изд. «Пушкин и его современ.», вып. XXIII–XXIV, стр. 1 и 5; ср. Сочинения Пушкина, изд. Акад. Наук, т. IX, ч. 1, стр. 44, и ч....

© 2000- NIV