Наши партнеры

Cлово "ЗНАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗНАЛ, ЗНАЕТ, ЗНАЕМ, ЗНАЮ

Входимость: 42. Размер: 92кб.
Входимость: 42. Размер: 81кб.
Входимость: 35. Размер: 115кб.
Входимость: 32. Размер: 55кб.
Входимость: 29. Размер: 33кб.
Входимость: 29. Размер: 145кб.
Входимость: 28. Размер: 89кб.
Входимость: 28. Размер: 77кб.
Входимость: 26. Размер: 83кб.
Входимость: 26. Размер: 59кб.
Входимость: 26. Размер: 111кб.
Входимость: 24. Размер: 107кб.
Входимость: 24. Размер: 99кб.
Входимость: 24. Размер: 57кб.
Входимость: 24. Размер: 64кб.
Входимость: 23. Размер: 100кб.
Входимость: 23. Размер: 70кб.
Входимость: 23. Размер: 103кб.
Входимость: 23. Размер: 84кб.
Входимость: 22. Размер: 56кб.
Входимость: 21. Размер: 64кб.
Входимость: 21. Размер: 98кб.
Входимость: 21. Размер: 62кб.
Входимость: 21. Размер: 84кб.
Входимость: 21. Размер: 55кб.
Входимость: 20. Размер: 79кб.
Входимость: 20. Размер: 48кб.
Входимость: 20. Размер: 110кб.
Входимость: 20. Размер: 58кб.
Входимость: 19. Размер: 65кб.
Входимость: 19. Размер: 215кб.
Входимость: 18. Размер: 62кб.
Входимость: 18. Размер: 54кб.
Входимость: 18. Размер: 59кб.
Входимость: 18. Размер: 68кб.
Входимость: 18. Размер: 48кб.
Входимость: 18. Размер: 78кб.
Входимость: 17. Размер: 42кб.
Входимость: 17. Размер: 51кб.
Входимость: 17. Размер: 57кб.
Входимость: 17. Размер: 37кб.
Входимость: 17. Размер: 73кб.
Входимость: 17. Размер: 30кб.
Входимость: 16. Размер: 41кб.
Входимость: 16. Размер: 44кб.
Входимость: 16. Размер: 49кб.
Входимость: 16. Размер: 97кб.
Входимость: 15. Размер: 88кб.
Входимость: 15. Размер: 52кб.
Входимость: 15. Размер: 26кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 42. Размер: 92кб.
Часть текста: в то время Митрополия и дома: вице-губернатора Крупянского и члена Верховного правления Варфоломея. В доме Крупянского помещался сам хозяин, казенная палата и театр кочевых немецких актеров. Услужливый фактор Мошка, принесший мне афишку на первое представление, в которой объявлялось, что будут представлены никогда не виданные штуки, рассказывал, между прочим, о театральной зале, как о чем-то волшебном. «Ай, ай, ай, какая та зала ваше сиятельство, — говорил фактор, — ну, вот посмотрите, ваше благородие, — прибавил он, — ну, вот посмотрите». На этот раз фактор не обманул меня; в самом деле, когда я вошел в залу, то несмотря на то что лож не было, а вся разноплеменная публика, при бедном освещении сальными свечами и плошками, помещалась в партере, восхваляемая зала казалась великолепной. Треть этой залы занимали оркестр и сцена; плафон темнел в каких-то кабалистических знаках; но на стенах я мог заметить расписные колонны, поддерживающие фриз, составленный из военных арматур русских. Это украшение на первую минуту показалось мне странным; но тут же я узнал, что в этой зале бессарабское дворянство угощало, в 1818 году, императора Александра, в первый раз посетившего Кишинев. Все эти подробности сообщил мне сидящий возле меня какой-то господин, доброй и обязательной наружности. По праву соседства, я как-то скоро с ним познакомился. Это был Н. С. Алексеев, недавний переселенец из Москвы, назначенный состоять при полномочном наместнике Бессарабии. Скромность приемов Николая Степановича и какая-то исключительная вежливость невольно к нему располагали. С полным доверием старого приятеля я разговорился с ним и обо всем его расспрашивал. Алексеев охотно удовлетворял моему любопытству. В числе многих особенно обратил мое внимание...
Входимость: 42. Размер: 81кб.
Часть текста: 31-го генваря 1774 года. Копия. Промемория. Из Казанской обер-комендантской канцелярии в Казанскую губернскую канцелярию по требованию оной канцелярии Казанского второго баталиона над прапорщиком Зыковым о побеге на его караул<е> содержащихся в тюремном дворе колодников Парфена Дружинина и Емельяна Иванова Пугачева следствие произведено, а что по тому нашлось, оное к сведению губернской канцелярии при сем посылается. Генваря 28 дня 1774 года. У подлинной промемории скрепа тако: Алексей Лецкий. 1774 года февраля 3 дня в Казанской губернской канцелярии в журнале записано тако По промемории Казанской обер-комендантской канцелярии, при которой к сведению произведенной в той канцелярии Казанского второго баталиона над прапорщиком Зыковым о побеге на его карауле содержащихся в тюремном дворе колодников Парфена Дружинина <и> Емельяна Иванова Пугачева следственное дело, приказали оную промеморию и при ней дело отдать в повытье. У подлинного журнала скрепа тако: Иван Кудрявцев, Александр Жданов, колежской секретарь Степан Попов. *** Копия получена июля 10 ч.<исла> 1773 года. Промемория. Из Казанской губернской канцелярии в Казанскую обер-комендантскую канцелярию по слушании дела по репорту капитана Васильева о бежавших с тюремного двора колодниках Парфене Дружинине и Емельяне Иванове с солдатом Григорьем Мещенковым, кои колодники отпущены были для испрошения милостыни за караулом баталионных солдат, означенного Мещенкова и Дениса Рыбакова, кои при том репорте присланы, и те колодники тот побег учинили минувшего маия 29...
Входимость: 35. Размер: 115кб.
Часть текста: беды невозможно. Впрочем, вы не будете тут искать исторической точности; прошу смотреть без излишней взыскательности на мои воспоминания о человеке, мне близком с самого нашего детства: я гляжу на Пушкина не как литератор, а как друг и товарищ. Невольным образом в этом рассказе замешивается и собственная моя личность; прошу не обращать на нее внимания. Придется, может быть, и об Лицее сказать словечко: вы это простите, как воспоминания, до сих пор живые! Одним словом, все сдаю вам, как вылилось на бумагу. 1811 года, в августе, числа решительно не помню, дед мой, адмирал Пущин, повез меня и двоюродного моего брата Петра, тоже Пущина, к тогдашнему министру народного просвещения гр. А. К. Разумовскому. Старик, с лишком восьмидесятилетний, хотел непременно сам представить своих внучат, записанных по его же просьбе в число кандидатов Лицея, нового заведения, которое самым своим названием поражало публику в России, — не все тогда имели понятие о колоннадах и ротондах в афинских садах, где греческие философы научно беседовали с своими учениками. Это замечание мое до того справедливо, что потом даже, в 1817 году, когда после выпуска мы, шестеро, назначенные в гвардию, были в лицейских мундирах на параде гвардейского корпуса, подъезжает к нам гр. Милорадович, тогдашний корпусный командир, с вопросом: что мы за люди и какой это мундир? Услышав наш ответ, он несколько задумался и потом очень важно сказал окружавшим его: «Да, это не то, что университет, не то, что кадетский корпус, не...
Входимость: 32. Размер: 55кб.
Часть текста: самый разговор был со стороны хозяина беспредметный, хотя и заботливый, - он был позван. Начиналось то, к чему он уже не стремился, но все готовился, каждый раз наталкиваясь на равнодушие. Он призван быть советником царя. И в следующую же встречу он скажет просто и ясно: пора забыть молодость, не его, а государеву, пора править. Да, самовластие. Да, рабство. Ограда от конгрессов. И два государственных вопроса: о его дурных советниках и о гвардии. И хотя царь, с его улыбкой - у губ и у глаз - и с наморщенным белым лбом, сиповатым голосом сказал незначащую любезность, - приглашение жить в Китайской Деревне объяснилось: он - советник царя. Сомнений более не было. Только наверстать пропущенное время, только... Он принял с удовольствием молодых людей. Один - танцор, другой... другой огорчал его. Бог с ними, с лицейскими юными повесами! Катерина Андреевна придает мальчику значение, которого у него нет, - смеется над ним и, вместе, любит всю эту фанфаронаду. Зелено, незрело - и какая грусть, пустая, ни на чем не основанная, в стихах его, какая быстрота насмешек и приверженность к "Арзамасу". Арзамасцев, которые преклонялись перед ним, Николай Михайлович любил, это были единственные люди в Петербурге, стоившие дружбы, но требовал одного - пристойности. Брат Катерины Андреевны, милый Пьер Вяземский - журналист природный. Но что за излишняя ...
Входимость: 29. Размер: 33кб.
Часть текста: все ваше, за нумером. Шкап был заполнен пушкинскими эпиграммами и доносами на него. Выходило, что полиция давно была занята им. Лавров наконец объяснил, для чего здесь Пушкин. В полицию его привели, потому что никто лучше не знал ни того, что говорилось недозволенного, ни тех, кто это говорил. - Вот вы нам и станете докладывать, - сказал Лавров. Пушкин засмеялся. Каков умник! Далеко до него Голицыну. Пусть поучится. Тут оставил его Лавров, для размышлений. Он был заперт. Пушкин сидел в полицейском управлении уже долго и вдруг загрустил. Он ничего не боялся. Полицейского - Лаврова - меньше всего. И все же! А когда вернулся к себе, уже темнело. Лавров был тем известен, что признавал полицейскую старину, задумчиво смотрел на свой кулак, поросший волосом, и на арестованного. И арестант этот взгляд понимал. У него были свои привычки. Было особое полицейское уважение к знаменитым ворам и крупным убийцам. Пушкина он счел преступником крупным, но не пойманным. Тем лучше. Пусть подумает. Время есть. 3.5.2 Казалось бы, изменницы, основою всей жизни которых была измена, должны были быть самыми пылкими в самой измене, самой страсти, должны быть бешены, неукротимы, без устали предаваться любви. Ничуть не бывало. Холодны, умеренны. Странная это была...

© 2000- NIV