Cлова на букву "U"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
11UBER
1UKASE
2UKRAINE
5ULTIMA
2ULTIMATUM
3ULTIMO
3ULTRA
16UNA
255UND
2UNDER
1UNDERSTAND
456UNE
1UNION
8UNIQUE
1UNIT
6UNITE
1UNIVERSAL
7UNIVERSITY
3UNO
4UPON
1URAL
2URBAIN
1URBI
31USAGE
4USE
1USER
3USU
3USURPATION
12UTILE

Несколько случайно найденных страниц

по слову ULTIMA

Входимость: 1. Размер: 7кб.
Часть текста: полиции. Вам легко на досуге укорять меня в неблагодарности, а были бы вы (чего боже упаси) на моем месте, так, может быть, пуще моего взбеленились. Друзья обо мне хлопочут, а мне хуже да хуже. Сгоряча их проклинаю, одумаюсь, благодарю за намерение, как езуит, но все же мне не легче. Аневризмом своим дорожил я пять лет, как последним предлогом к избавлению, ultima ratio libertatis {См. перевод} — и вдруг последняя моя надежда разрушена проклятым дозволением ехать лечиться в ссылку! Душа моя, поневоле голова кругом пойдет. Они заботятся о жизни моей; благодарю — но чёрт ли в эдакой жизни. Гораздо уж лучше от нелечения умереть в Михайловском. По крайней мере могила моя будет живым упреком, и ты бы мог написать на ней приятную и полезную эпитафию. Нет, дружба входит в заговор с тиранством, сама берется оправдать его, отвратить негодование; выписывают мне Мойера, который, конечно, может совершить операцию и в сибирском руднике; лишают меня права жаловаться (не в стихах, а в прозе, дьявольская разница!), а там не велят и беситься. Как не так! — Я знаю, что право жаловаться ничтожно, как и все прочие, но оно есть в природе вещей: погоди. Не демонствуй, Асмодей: мысли твои об общем мнении, о суете гонения и страдальчества (положим) справедливы — но помилуй... это моя религия; я уже не фанатик, но всё еще набожен. Не отнимай у схимника надежду рая и страх ада. Зачем не хочу я согласиться на приезд ко мне Мойера? — я не довольно богат, чтоб выписывать себе славных докторов и платить им за свое лечение — Мойер друг Жуковскому — но не Жуковский. Благодеяний от него не хочу. Вот и всё. Ты признаешься, что в своем «Водопаде» ты более писал о страстном человеке, чем о воде. Отселе и неточность некоторых выражений. Благодарю от души Карамзина за Железный колпак, что он мне присылает; в замену отошлю ему по почте свой цветной, который полно мне таскать. В самом деле, не пойти ли мне в юродивые, авось буду блаженнее! Сегодня кончил я 2-ую часть моей...
Входимость: 1. Размер: 81кб.
Часть текста: «Узник» (Кишинев, 1822). «Вскормленный в неволе орел молодой» зовет из «темницы сырой» узника: ...взглядом  и  криком  своим И  вымолвить хочет:  «Давай  улетим! Мы  вольные  птицы;  пора, брат, пора! Туда,  где  за  тучей  белеет  гора, Туда,  где  синеют  морские  края, Туда,  где  гуляем  лишь  ветер... да  я!..» Определеннее об этом же говорит поэт в L строфе первой главы «Евгения Онегина» (Одесса, октябрь 1823 г.): Придет  ли  час  моей  свободы? Пора,  пора! — взываю  к  ней; Брожу  над  морем,  жду  погоды, Маню  ветрила  кораблей. Под  ризой  бурь,  с  волнами  споря, По  вольному  распутью  моря Когда  ж  начну  я  вольный  бег? Пора  покинуть скучный  брег Мне  неприязненной  стихии, И  средь полуденных  эыбей, Под  небом  Африки  моей, Вздыхать о  сумрачной  России, Где  я  страдал,  где  я  любил, Где  сердце  я  похоронил... — а в январе 1824 г. об этих же планах бегства за границу пишет брату: «Ты знаешь, что я дважды просил Ивана Ивановича <т. е. государя.— М. Ц .> о своем отпуске чрез его министров — и два раза воспоследовал всемилостивейший отказ. Осталось одно — писать прямо на его имя — такому-то, в Зимнем дворце, что против Петропавловской крепости, не то взять тихонько трость и шляпу и поехать посмотреть на Константинополь. Святая Русь мне становится не в терпеж. Ubi bene, ibi patria 3 . А мне...
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Часть текста: к кругу друзей поэта. Пушкин был необычайно щедр, раздавая свою дружбу, и сколько теперь их, «друзей» поэта, которых он сам звал, так и которых нам как-то неловко называть рядом с именем Пушкина! Горчаков был одним из таких друзей, совершенно не оценивших поэта. Даже к памяти его он не был признателен» (Кн. А. М. Горчаков и Пушкин — Соч., ред. Венгерова, т. I, стр. 230—238). В сентябре 1825 г. Горчаков, будучи 1-м секретарем Русского Посольства в Лондоне, возвращался в Петербург и Москву из Спа, где лечился, и заехал в имение своего родного дяди А. Н. Пещурова, Опочецкого Предводителя дворянства (см. выше, стр. 357 и 487) — село Лямоново. К этому времени между однокашниками лежала уже целая пропасть: блестящий карьерист-дипломат и неудачливый коллежский секретарь — опальный поэт были вполне чужды друг другу; но Пушкин, с обычною для него добротою и незлопамятливостью, узнав о приезде Горчакова к Пещурову, «тотчас приехал из Михайловского в Лямоново, и здесь, на проселочной дороге, друзья, действительно, встретились и «братски обнялись». Целый день провел Пушкин у Пещурова и, сидя на постели вновь захворавшего князя Горчакова, читал ему отрывки из «Бориса Годунова» и, между прочим, наброски сцены между Пименом и Григорием» ... «В этой сцене», вспоминал впоследствии Горчаков, «было несколько стихов, в которых проглядывала какая-то изысканная грубость и говорилось что-то о...
Входимость: 1. Размер: 32кб.
Часть текста: архиве, так как было переслано Дельвигом князю Вяземскому при письме от 28 ноября 1825 г., в котором Дельвиг писал: «Велите мне списать или препоручите это Боратынскому, два отрывка из 2-й песни Онегина. Какие? Увидите из приложенного письма Пушкина ко мне. Оно послужит вам, как доказательство его позволения и, вероятно, принесет удовольствие, как письмо Пушкина. Только, ради бога нашего, поспешите, любезнейший князь. Малейшее медление может лишить меня прекрасных пьес: а это для нашего брата, издателя альманахов, большая беда .... Может быть, я первый уведомляю вас, что Пушкин кончил Бориса Годунова» («Стар. и Новизна», кн. V, стр. 36). — «Куплеты Эристова», «приращение» к которым сообщает Пушкин, были ему присланы, вероятно, Дельвигом, но до нас не дошли; быть может, судя по форме и содержанию, это те стихи в 8 строк, неудобные для печати, которые попадаются в старинных сборниках произведений, «презревших печать»: За  трапезой  царской Адъютант  сидел, С  важностию  барской Чинно  раков  ел. Фрейлина  с  тарелки Шарик  ему  в  глаз ...   и  т. д. Князь Дмитрий Алексеевич Эристов (род. 1797, ум. 9 октября 1858),сперва питомец Полоцкой Иезуитской Коллегии, был затем воспитанником Царскосельского Лицея, во II (следующем за Пушкиным) выпуске 1820 года (ср. Д. Кобеко, Имп. Царскосельский Лицей, С.-Пб. 1911, стр. 122); по окончании курса он служил в Комиссии...
Входимость: 1. Размер: 59кб.
Часть текста: вместе. Тогда оказывается, что они сами собой укладываются в четкий хронологический ряд, как бы образуя канву биографии поэта: Лицей, Петербург, юг, Михайловское, Москва, Кавказ, Петербург. Так бывает, когда жизнь героя мемуаров проходит в более или менее замкнутых, но разнообразных сферах, — каждый раз с новыми людьми и новыми связями, последовательно сменяющими друг друга. Жизнь путешественника, дипломата, странствующего актера или «ссылочного невольника». В такой «мемуарной биографии» нет единого голоса: речь литератора и политика прерывается — иногда на долгий срок — бесхитростным рассказом крестьянина, воспоминания друга детства — домыслами случайного попутчика. Это — отраженная биография, мозаически составленная из разного — и не всегда доброкачественного — материала. Ее необходимо проверить, сопоставить с другими источниками, документами, письмами, автопризнаниями, то есть произвести «критику источника». Отвергая явно недостоверное, не следует пренебрегать неточным или сомнительным, памятуя, что взгляд современника всегда субъективен, что бесстрастного рассказа о виденных событиях и лицах не существует, что вместе с фактом в воспоминания неизбежно попадает отношение к факту и что самое это отношение есть драгоценный исторический материал 1 . Более того, мы обязаны помнить, что мемуары подвержены всем случайностям человеческой памяти, допускающей невольные ошибки, — подчас путаются лица, даты, смещается последовательность событий. Все это — органическая принадлежность мемуаров, особенность их как источника. «Верить» им до конца было бы ошибкой, но отвергать их, найдя в них противоречия или несоответствия современному нам взгляду, — двойная ошибка. Они удерживают сведения, которых не...

© 2000- NIV